главная
живопись
графика
объекты
библиография
архив
почта
новости
книга отзывов
Версия для печати

 

У меня есть дядя. Зовут его, так же как и меня – Борис. Он старый партийный работник. Когда мы с ним встречаемся, мы всегда говорим об искусстве. Дядя Боря хорошо знает все этапы развития советского изобразительного искусства. Он спрашивает, выставляю ли я свои картины на выставках. Я отвечаю, что нет. Тогда он говорит о своей знакомой художнице Людочке, которая регулярно выставляется. Он рассказывает, какие замечательные модели устроил Людочке. Одного знакомого генерала в отставке, знаменитого писателя.
«Бобка,– так он зовёт меня с детства, – хочешь, я устрою тебе замечательный портрет. Крупный партийный работник. Чтобы участвовать на выставке, милый мой, нужно поработать не только кистью, но и локтями».
«Дядя Борис, – говорю я – мне всю жизнь не везёт. Я всегда ищу большую, значительную тему, но слишком долго работаю над ней. Когда-то я задумал портрет Сталина. Он должен был стоять на трибуне спокойно и твёрдо, заложив руку за борт кителя. Я представлял себе серый приятный цвет кителя. Чёрные, чуть с проседью усы. В общем, это должна была быть сильная вещь. Но пока я всё это задумывал, тема стала не актуальной.
Потом я взял ещё одну очень значительную тему. Я решил изобразить Никиту Сергеевича Хрущёва. Он стоит на фоне золотого моря пшеницы. По голубому небу плывут белые облака. Всё за лито солнечным светом, который ос вещает фигуру Никиты Сергеевича и безбрежное море полей. Но пока я обдумывал эту тему, она тоже стала неактуальной. То же самое произошло с темой Фидель Кастро.
Сейчас я задумал портрет Владимира Ильича Ленина. Но с моей медлительностью я прямо не знаю что делать. Что вы мне посоветуете, дядя Борис?»
 

1960-е.


Дизайн и поддержка -Сухарев